» Интервью у йогини Варвары Минцевич. Йога.
Поиск:

  • Рубрики
  • X (закрыть меню) X

    Интервью у йогини Варвары Минцевич.

    Раздел сайта: Интервью с йогами.; Дата публикации: 29.05.2018;

    Йоги склонны преувеличивать достоинство своих учителей, гордо называя их Гуру. Гуру — это йог в квадрате или даже в кубе. Тот, кто достиг высокого уровня развития и теперь настолько изобилует знаниями, навыками и, главное, любовью, что щедро изливает этот переизбыток на своих последователей-йогов. Гуру продолжает оставаться учеником, но ученику не всегда дано стать Гуру.

    Интервью у йогини Варвары Минцевич.

    Интервью у йогини Варвары Минцевич.

    Варвара Мицевич — идеальный пример тонкого перехода к почетному статусу Гуру. Варя всесторонне образованна, ее мысли красивы и глубоки, слова легки и понятны. Общение с ней дарит легкость и вдохновляет. Варя посвятила себя йоге восемь лет назад, после судьбоносной встречи с известным йогом Андреем Лаппой. Теперь у нее самой много учеников.
    ЛК: У вас, наверное, необычная жизнь?
    ВМ: Родилась я в Венгерской народной республике, городе Будапеште, и почти сразу родители-военнослужащие переехали в Бобруйск, где я продолжаю жить и преподавать. У меня среднее медицинское и высшее гуманитарное образование (Институт современных знаний), по специальности я продюсер в сфере искусств. В йогу, как и многие, я пришла постепенно из фитнеса: двадцать лет работаю инструктором, восемь из которых преподаю йогу. Фитнесом я стала заниматься случайно. Меня привели на обычные занятия и через месяц попросили заменить заболевшего инструктора. До 18 лет я не занималась спортом, даже спортивную школу не посещала. Более того, была очень болезненным ребенком, но постепенно «вытащила» себя. Приучилась к бане, начала танцевать, несмотря на предостережения врачей, — так я выбрасывала энергию и самовыражалась. Верю в то, что организм способен оздоравливаться сам, и йога — подтверждение этому. Она расширила мое представление о том, что человек может делать со своим телом: реабилитироваться, реализовываться. Сейчас я работаю йога-инструктором на два города — полнедели в Минске, вторую половину — в Бобруйске.Баба в асане на руках
    ЛК: Какие виды фитнеса вы преподавали?
    ВМ: Это было давно! Не хочу вспоминать прошлое, это скучно. Моя жизнь только начинается. Я живу сегодняшним днем, а каждый день, считаю, нужно проживать заново, поступать хорошо и делать все правильно. Говоря о прошлом, знаю точно одно: произошли колоссальные преобразования. Неосознанными движениями я изменила свой физический, психический и, в конечном счете, ментальный уровень. В жизни есть два коридора: один состоит из болезней, а другой — из оздоровительных трансформаций. Физическая нагрузка, в том числе йога, способствует этому. Я обожаю лыжи, коньки, брейк-данс, люблю горы, море… Когда удается, стараюсь путешествовать.
    ЛК: Вы мыслите по-йоговски, уверенно рассуждаете об уровнях сознания и следуете принципу совершенствования. Где вы изучали эту философию?
    ВМ: Основы философских знаний получила в институте, позже стала читать книги по йоге. Вначале мне было не все понятно, но я продолжала вникать. А вообще, видение йоги во многом зависит от проводника — учителя, познакомившего человека с йогой.
    ЛК: Кто стал вашим первым наставником?
    ВМ: Однажды я поехала в Крым со своими однокурсниками. Пошла рано утром на пляж с книжкой по йоге и увидела занятия Андрея Лаппы. После сеанса я почувствовала, что до этого пребывала в темноте, будто увидела поток света. Теперь я понимаю, что такое Учитель, Гуру, что значит Встреча. То занятие стало четким попаданием. Я занималась по его системе три года, прошла три уровня и поняла, что нужно искать что-то свое. Конечно, можно принять чужую систему и затратить время, чтобы осознать, работает она или нет, но все равно каждый начинает свой поиск. Были у меня и другие замечательные учителя: Александр Сабинин (Украина, преподаватель Шивананда йоги), Рейнхард Гаментхалер (Швейцария, Кундалини йога), Дхиренды Брахмачари, Александр Куликов (Москва, Кундалини йога) Бхаджана, Роман Рокотел (Украина). Всех я не могу перечислить, йога — это не образ жизни, а отношение к жизни. Постепенно меняется психика, а за ней — физическое тело, никак не наоборот. Если не меняется психологический план и человек не думает о светлом, то его физическая составляющая тоже не изменится, это целый ряд тонких и глубоких практик, из которых я пыталась что-то выбрать и понять, как это действует.
    ЛК: Вы любите читать?
    ВМ: У меня очень много любимых книг, просто несметное количество! Практически вся поэзия — русская и мировая, люблю читать Жванецкого. Безусловно, все йоговские книги. Практика для меня — это поэзия.
    Наверное, поэтому я про поэзию сразу и сказала. Йога наполняет меня вдохновением, и практику нужно строить из души. Не впопыхах, не жестко, не по каким-то принципам, а иногда по наитию, когда сердце открывается.
    ЛК: Что вас, главным образом, «цепляет» в литературе?
    ВМ: Сконцентрированная житейская мудрость, хитросплетения ума.
    ЛК: Вы вегетарианка?
    ВМ: Я шесть лет не ела мяса и рыбы, но я не строга в этом. Разве это главное? Считаю, что все нужно делать по самочувствию. С прошлого лета я начала есть рыбу, хотя раньше отказ от мяса был осознанным. Я посмотрела, как это влияет на организм. Если хочется мяса, то лучше его есть честно, тогда оно быстро будет перевариваться. На духовности позитивно не будет сказываться недостаток жирных кислот. Важнее обратиться к духовности, чем переживать из-за внешности.
    ЛК: Кто, по-вашему, имеет право называть себя йогом?
    ВМ: Есть выражение: «Йоги тоже люди, только еще хуже». Выражение появилось потому, что многие надевают на себя клише йога и строго следуют прописанному. Очень аккуратно нужно обращаться со специальными процедурами и диетами, которые предлагают некоторые направления йоги. Нужно ко всему подходить разумно, со здоровой долей юмора. Независимо от профессии важно оставаться самим собой. Я даю людям то, чему училась. У меня нет жестких схем, я строю занятие в зависимости от физической подготовки занимающихся, от погоды и психического состояния. Мой принцип — подарить душевное тепло, позитив. А йог ты или не йог — не важно. Главное, чтобы ты человеком оставался. Йога — это не образ жизни, а отношение к жизни. Не меняя веры человека, она помогает ему двигаться к духовности. Постепенно меняется психика, а за ней — физическое тело, никак не наоборот. Я не отношусь к асанам как к терапевтическим упражнениям. Считаю, что если не меняется психологический план и человек не думает о светлом, то его физическая составляющая тоже не изменится. Западная йога от восточной сильно отличается. Занимаясь только асанами, люди забывают, что йога начинается не с этого. Суть — в следовании духовному пути (Ишвара Пранидхане): от него все выстраивается, а на Западе думают по-другому. Свой путь я тоже начала с физического уровня, но духовное не существует отдельно от физического — они связаны. Хорошо, когда есть человек, который тебя вовремя направит на духовное развитие, не навязываясь, отстроит жизненные позиции, как это умеет делать Андрей Лаппа. Наверное, легче следовать пути в ашраме — тяжелее это делать, не отрекаясь от жизни: радоваться, познавать все прелести аскезы, внутренней чистоты, по-прежнему общаться с разными людьми, а не только с представителями «йоговской тусовки». Принципы нормального человека везде одинаковы.
    Организм способен оздоравливаться сам, и йога — подтверждение этому. Она расширяет представление о том, что человек может делать со своим телом: реабилитироваться и реализовываться.Тёлка в асане
    ЛК: Значит, в йогу лучше приходить, будучи духовно зрелым?
    ВМ: Не обязательно. Каждый человек ищет то, что ему ближе. У кого-то больше открыт верхний канал, то есть ментальный, у кого-то — душевный или физический.
    ЛК: А как вы преподносите занятие, какова его основная структура?
    ВМ: В целом, в фитнесе все программы имеют грамотную структуру. Даже Лаппа, придумав свое направление йоги, разложил его по полочкам: стадии разогрева, процессы напряжения-расслабления, двигательная активность. Он подробно сумел это объяснить. В индийских школах йоги дают мало информации, порой там нужно прожить не один год, чтобы вникнуть в суть. О йоге бессмысленно говорить — ею надо заниматься.
    ЛК: С каким состоянием вы ассоциируете йогу?
    ВМ: Йога — это состояние влюбленности. Интересно, что у мексиканцев нет существительного «любовь», есть только «влюбленность» как состояние — вот оно меня и занимает по жизни.

    Беседовала: Людмила Ковалевич. Фото: Алексей Шлык.

    Раздел сайта: Интервью с йогами.; Нет комментариев »
    

    Оставить комментарий